В российском образовании появятся менторы: идею оценили эксперты

Как оказалось, менторский тон — это не всегда плохо

Российское среднее образование делает активную ставку на наставничество — с передачей опыта и знаний от старших поколений директоров школ и педагогов младшим. Ветераны готовы, получив статус менторов, научить молодежь тому, чего не найдешь ни в одном учебнике или лекции по педагогике. И кое-что ими уже делается. Между тем наше законодательство не готово к такому повороту событий, констатировали эксперты на заседании расширенного экспертного совета при Комитете по образованию и науке Госдумы. А значит, если мы хотим, чтобы вышло как лучше, а не как всегда, нормативную базу надо серьезно менять.

В российском образовании появятся менторы: идею оценили эксперты

фото: youtube.com

«Наставничество в системе российского образования имеет большую историю, — напомнила первый зампред думского комитета Любовь Духанина. — Эта сложившаяся система в разное время имела разные формы, по-разному финансировалась и организовывалась. Сейчас она приняла вид менторства — передачи знаний от опытного директора или педагога молодому. Но суть все та же: люди, занимающие одинаковые должности в разных организациях, обмениваются опытом и транслируют лучшие практики. Это позволяет нам уйти в более спокойную, радостную ситуацию взаимодействия в системе образования и улучшить психологическое состояние в ней. А это одна из главных на сегодня задач».

Многое в продвижении наставничества и менторства в наших школах уже делается. Взять хотя бы столичный проект обучения молодых директоров школ, известный под неформальным названием «Тень»: это когда будущий директор, пройдя аттестацию, необходимую, чтобы занять этот пост, до того как приступить к своим обязанностям, проходит трехнедельную обязательную стажировку в школе своего ментора — успешного директора со стажем — и весь рабочий день следует за ним как тень, наблюдая за его работой.

Внедрять наставничество-менторство с подготовки директоров школ начали неспроста: «Самая большая проблема для современного директора — понять, как вести за собой коллектив в ситуации тотальной неопределенности, когда изменения происходят так быстро, что трудно не только правильно среагировать на них, но даже осмыслить, — обрисовал ситуацию президент Российской академии образования (РАО) Юрий Зинченко. — Поэтому так важно сохранять и транслировать опыт и выбрать правильные форматы для общения с молодым поколением педагогов. Они в этом очень нуждаются! Например, чтобы решать вопросы управления и менеджмента, особенно непростые в условиях ограниченных ресурсов. Или чтобы взаимодействовать с родителями, чьи требования к школе и учителю сейчас заметно возросли. Или чтобы верно выстраивать воспитание да просто человеческое общение с детьми. Все это тоже учитывается в институте менторства».

Наставничество как траектория развития образования взята на вооружение и Минпросветом. И в том числе — в наиболее гибкой системе дополнительного образования, в кружках и секциях которой, по данным ведомства, занимается сейчас 76% детей. В Госдуме, кстати, уже лежит законопроект, открывающий доступ к обучению детей людьми без педагогического образования — студентами педвузов и специалистами с дипломами непедагогических вузов и техникумов. Сейчас закон этого не допускает. Но вскоре они появятся в системе допобразования, а затем и в общеобразовательных школах. Они должны пройти курсы повышения квалификации, после чего могут быть допущены к работе.

Под внедрение наставничества заточат и новую систему аттестации учителей. С этой целью в школах помимо учителя вводятся две новые должности: старший учитель и ведущий учитель. Первый займется разработкой вариативных образовательных программ. А вот второй как раз и будет наставником молодежи с минимальной собственной учебной нагрузкой. Правда, данный проект пока не утвержден и дорабатывается в Минпросвете. А вот в системе СПО наставничество вводится уже с лета будущего года.

Казалось бы, дело на мази. Однако на практике полноценному внедрению в российском образовании института наставничества мешают непроходимые барьеры, констатировала директор Института развития образования Высшей школы экономики Ирина Абанкина: «Прежде всего на повышение квалификации, в конечном итоге и являющееся главной целью наставничества, по нынешним правилам заложено всего 72 часа один раз в три года. А в современный период это неадекватно мало! Во-вторых, в профстандартах, только-только вступающих в силу, наставничества нет вообще, а стало быть, они, не успев утвердиться, уже устарели. Наконец, ныне действующим законом не предусмотрена ни оплата наставничества, ни сокращение учебной нагрузки учителя-наставника с 18 до 6 часов. А это значит, что законодательно не обеспечена вся новая система учительского роста. Все эти пробелы нужно срочно устранять!»


Комментирование запрещено.


опен стат